С древних времен до наших дней японцы отмечали красоту времен года и остроту их неизбежной бренности многочисленными праздниками и ритуалами, которые наполняют их год с весны и до лунного Нового года.
Поэзия самое раннее искусство для выражения этих эмоций, связанных с переживанием сезонных изменений в природе.
Эта чувствительность к сезонным изменением является важной частью синтоизма, исконной системы верований Японии. С древних времен, Синто было сосредоточено на циклах Земли и ежегодного аграрного календаря. Это осознание проявляется в сезонных праздниках и мероприятиях. Кроме того, сезонные ссылки встречаются повсеместно в японской литературе и изобразительном искусстве. Природа предстает как источник вдохновения в десятом веке в Kokinshu (Собрание древних и современных стихотворений), самый ранняя известная официальная антология японской поэзии (а не китайского стиха). Эти стихи, произведения придворных, не только отмечали чувственную привлекательность элементов природного мира, но связь их с человеческими эмоциями. Меланхолические настроения, вызванные чувством быстротечности времени, потерь и разочарований, как правило, наиболее часты. Такое отношение можно увидеть в буддийских и синтоистских картинах периода Хэйан, которые изображают прекрасные, но недолговечные цветущие вишневые деревья. Осенние и зимние сцены и связанные с ними сезонные темы, такие как хризантемы или деревья, которые уже потеряли свою листву, являются красноречивым выражением этого же чувства. Эти особенности японской культуры оставались и продолжают быть присущи ей на протяжении веков. Отражение смены времен года постоянная тема поэзии Японии.

Осень по-японски аки. Осенняя пора в Японии делится на несколько сезонов, которые сложились еще в древние времена согласно солнечному циклу.

Сезоны японской осени:
Риссю Начало осени (с 8 августа)
Сёсё Конец зноя (с 23 августа)
Хакуро Белая роса (с 7 сентября)
Сюбун Осеннее равноденствие (с 23 сентября)
Канро Холодная роса (с 8 октября)
Соко Выпадение инея (с 23 октября)

Осень в Японии время любования луной, хризантемами и красными клёнами.

СУГАВАРА МИТИДЗАНЭ
Сугавара но Митидзанэ японский государственный деятель, учёный и поэт периода Хэйан. Считается синтоистским божеством, покровителем наук.
(845 903)

На листьях травных
Блистают росы жемчугами
Печальны и бесславны.
Рукава убелены слезами,
Как осенние травы

Песня, что была приложена к хризантемам, высаженным в песчаную почву на подносе для поэтического состязания по случаю Праздника Хризантем. Тема Хризантемы на песчаном побережье Фукиагэ

Что колышется там,
Над песчаной косой Фукиагэ,
На осеннем ветру?
То ли белые хризантемы,
То ли пенные волны прибоя

КИ-НО ТОМОНОРИ
Ки-но Томонори японский придворный поэт периода Хэйан. Один из Тридцати шести бессмертных поэтови один из составителей антологии Кокинвакасю.
Родился: 850 г. от Рождества Христова
Умер: 904 г. от Рождества Христова

Отправившись в край Ямато, сложил эту песню
при виде
тумана, укрывшего гору Саха

Алых листьев парча
для кого-то украсила горы,
но осенний туман,
растекаясь вдали клубами,
склоны Сахо от глаз скрывает?

СОСЭЙ
Сосэй или Сосэй-хоси, японский поэт и буддийский монах. Писал в жанре вака. Вошёл в число 36 бессмертных поэтов.
Умер: 910 г. от Рождества Христова

Сложено на тему Осенние листья плывут по течению реки Тацуты при созерцании картины на ширме в покоях Государыни Нидзе в пору, когда она называлась Родительницей наследника престола

По теченью реки
примчало осенние листья
в эту гавань и вот
будто впрямь багряным прибоем
набегают волны морские

***

Отправившись по грибы в Северные горы
с архиепископом Хэндзе

За испод рукавов
положим осенние листья
чтобы тем показать,
кто считает, живя в столице,
будто осень уж на исходе

КИ-НО ЦУРАЮКИ
Ки-но Цураюки (яп. 紀貫之 ок. 866945 или 946) японский поэт, прозаик, филолог эпохи Хэйан. Писал в жанре танка. Один из 36 бессмертных поэтов.

Сложил, намереваясь отправиться собирать осенние листья в Северных горах

Где-то в горной глуши,
недоступные взорам прохожих,
облетают с дерев
мириады листьев багряных,
став парчовым нарядом ночи

В раздумьях у реки Тацуты сложил песню,
чувствуя, что осень уже на исходе

Год за годом плывут
кленовые алые листья
по теченью реки
уж не там ли, в гавани дальней,
и находит пристанище осень?..

Год, что должен уйти,
опечален грядущим уходом.
Вместе с ним я грущу
словно тени на лик зерцала,
набегают воспоминанья

На осенних лугах
смешались цветы полевые
с буйной зеленью трав
ни числа им нет, ни названья,
как моим безрадостным думам

Первый иней укрыл
поздней осенью листья бамбука
ночи все холодней,
но листва, как любовь, в морозы
не меняет прежней окраски

ТАЙРА САДАФУН
(Хэйтю, ?923). Входит в число тридцати шести бессмертных поэтов.

Нет, не стану сажать
мискант у себя подле дома
ведь осенней порой
вид поникших долу колосьев
бередит печальные думы

Сложил в ответ на повеление сочинить песню, дабы преподнести ее с цветами хризантем прежнему Государю в храме Нинна-дзи

Вот и время пришло.
Поздней осенью взор мой чаруют
хризантемы в саду
оттого, что слегка поблекли,
стали краски еще прекрасней
***

На осеннем ветру
обратились изнанкой наружу
даже листья плюща
так и я скорблю безутешно,
вспоминая былые годы

Сложено, когда он был смещен с поста

Фудзивара-но Окикадзэ (藤原 興風, годы жизни неизвестны, однако он был упомянут в 900 г.) прославленный вака-поэт и музыкант и аристократ периода Хэйан из клана Фудзивара.

Сын Фудзивара-но Митинари. В Кокинвакасю вошло 17 его песен ( 101, 102, 131, 178, 301, 310, 326, 351, 567569, 745, 814, 909, 1031, 1053, 1064). Одна песня-танка вошла в Хякунин иссю (34). Известна также его собственное собрание. Википедия.

Белопенной волной
подхвачены алые листья
представляется мне,
будто это лодки рыбачьи
проплывают неторопливо

В годы правления Кампе, получив повеление собрать и представить ко двору сочинения древних поэтов, сложил исполненную тех же чувств песню об алых листьях, плывущих по реке Тацуте

Созерцая цвета
потока, примчавшего листья
с обнажившихся гор,
я подумал о том, что осень
ведь и впрямь уже на исходе

САКАНОЭ КОРЭНОРИ
Саканоуэ-но Корэнори японский вака-поэт периода Хэйан. Входит в число тридцати шести бессмертных поэтов средневековья.

Осенняя песня
Здесь, на Сахо-горе,
чуть тронуты краской пунцовой,
зеленеют дубы
но уже повсюду, повсюду
проступает поздняя осень

Сложено на берегу реки Тацуты

Если б алой листвы
в водах Тацуты мы не видали,
кто поведал бы нам,
что сюда из дальних пределов
незаметно прокралась осень!..

Вот и осень грядет,
но осталась ты Вечнозеленой,
о гора Токива!
Из краев чужедальних ветер
наметает алые листья

К картине, нарисованной на ширме

После жатвы стоят
копны риса на пажити горной,
вереница гусей
пролетает с протяжным кличем
ведь пришла унылая осень

МИХАРУ АРИСУКЭ

После смерти военачальника среднего ранга императорской гвардии Правого крыла Фудзиварано Тосимото в усадьбе его более никто не жил. Однажды ночью в поздней осени Арисукэ по дороге домой заглянул во двор той усадьбы и
увидел, что сад совсем заглох. Тогда Арисукэ, что служил некогда под началом Тосимото, вспомнив былое, сложил такую песню:

Только этот мискант,
что ты посадил подле дома,
и грустит о былом
среди буйных трав на поляне
распевают нынче цикады

СТИХИ НЕИЗВЕСТНЫХ АВТОРОВ

ОСЕННИЕ ПЕСНИ
Будто только вчера
сажали на поле рассаду
быстро время прошло,
и уж рисовые колосья
шелестят под ветром осенним
***

Не ко мне одному
приходит унылая осень
но едва заведут
свою песнь сверчки и цикады,
как нахлынут мрачные думы

Всюду, всюду сквозит
уныние осени поздней
и в багряной листве,
что уже опадает с кленов,
вижу я предвестье исхода

Может быть, оттого,
что хаги увяли, поблекли
на осеннем лугу,
как и я, не уснет кузнечик,
безутешно всю ночь рыдает

***

В вешней дымке, как сон,
исчезли бесследно когда-то
крики диких гусей,
а сегодня нежданно снова
донеслись сквозь туман осенний

***

Не опали еще
осенние листья с деревьев
но уже их красу
я оплакиваю безутешно,
созерцая густой багрянец

Этой осенью вновь
нас дважды красою чаруют
хризантемы в саду:
прежде пышным своим цветеньем,
ныне прелестью увяданья

Вот и осень пришла.
осыпан листвою опавшей
мой печальный приют,
и никто не заходит в гости,
протоптав меж листьев тропинку.

Свет осенней луны
над горами разлит в поднебесье
может быть, лишь затем,
чтобы нам показать воочью,
сколько листьев уж облетело
***

Там, в осенних горах,
напрасно к подруге взывает
одинокий олень
но печальную песню ночи
заглушают мои стенанья
***

Под осенним дождем
листва увядает и блекнет
но печальней стократ
в сердце милого вдруг заметить
цвет осеннего увяданья
***

Об осенней поре
лишь вчуже я слушал, бывало,
а теперь каждый раз
содрогаюсь при слове осень,
что конец любви возвещает

ХАЙКУ ОБ ОСЕНИ

Быть может, то осень
сквозь ставни ко мне проникла?
Качнулось пламя свечи.
Райдзан

Травы увяли.
Весть об осени в лес принесла
рыжая лисица
Бусон

Ставлю вещи на свет
и смотрю, как рождаются тени
в полдень осенний
Кеси

Осенняя ночь.
Неумело путник латает
худое платье
Исса

Осенние ливни.
К валуну случайно прилипшее
крылышко бабочки.
Кеси

Ночью холодной
мне лохмотья одолжит оно,
пугало в поле.
Басе

Малыша на меже
от ветра оно закрывает
пугало в поле
Исса

Что за шум во дворе?
Это пугало загрохотало,
свалившись с грядки!
Бонте

Дятел стучит
до заката все долбит, долбит
на том же месте
Исса

В чаще лесной
то ударит топор дровосека,
то стукнет дятел
Бусон

Заморозки.
Вдалеке журавля больного
вижу на поле
Бусон

Крюк над очагом,
а над ним сверчок примостился
холод ночной
Бусон

Осень идет
к нам с вестью о том прилетела
красная стрекоза.
Сирао

О стрекоза!
С каким же трудом на былинке
ты примостилась!
Басе

Цикаду поймал,
Взглянул ей в глаза и понял
подходит осень
Дакоцу

После бури в полях
так мало цикад осталось!
Осеннее утро.
Сики

Собака ворчит,
шорох листьев сухих различая,
осенний ветер
Исса

Две лачуги стоят
двери распахнуты настежь.
Осенние горы
Митихико

Побывав под ногой,
он стал по-иному прекрасен,
листок увядший
Кеси

Сорвался каштан
и на миг умолкла цикада
в траве пожухлой.
Боте

С запада ветер летит,
Кружит, гонит к востоку
Ворох опавшей листвы.
Бусон

Осень уже пришла!-
Шепнул мне на ухо ветер,
Подкравшись к подушке моей.
Басе

Повисло на солнце
Облако Вкось по нему
Перелетные птицы.
Басе

Посадили деревья в саду.
Тихо, тихо, чтоб их ободрить,
Шепчет осенний дождь.

Басе
Первый грибок!
Еще, осенние росы,
Он вас не считал.
Басе

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *